skifa: (Default)
Иван Бунин
Последний шмель


Черный бархатный шмель, золотое оплечье,
Заунывно гудящий певучей струной,
Ты зачем залетаешь в жилье человечье
И как будто тоскуешь со мной?

За окном свет и зной, подоконники ярки,
Безмятежны и жарки последние дни,
Полетай, погуди - и в засохшей татарке,
На подушечке красной, усни.

Не дано тебе знать человеческой думы,
Что давно опустели поля,
Что уж скоро в бурьян сдует ветер угрюмый
Золотого сухого шмеля!


26 июля 1916
skifa: (Default)
Иван Бунин
Последний шмель


Черный бархатный шмель, золотое оплечье,
Заунывно гудящий певучей струной,
Ты зачем залетаешь в жилье человечье
И как будто тоскуешь со мной?

За окном свет и зной, подоконники ярки,
Безмятежны и жарки последние дни,
Полетай, погуди - и в засохшей татарке,
На подушечке красной, усни.

Не дано тебе знать человеческой думы,
Что давно опустели поля,
Что уж скоро в бурьян сдует ветер угрюмый
Золотого сухого шмеля!


26 июля 1916

:)

Jun. 27th, 2007 11:00 pm
skifa: (Galaxy)
- Енох, - вдруг заметил Пейсу, - это еврейское имя, - и добавил
авторитетным тоном человека, осведомленного в таких делах: - На военной
службе у меня был один дружок, его Енохом звали, еврей был.
- Что ж тут удивительного? - сказал Колен.
- Как что? - спросил Пейсу и, снова весь подавшись вперед, посмотрел
на Колена.
- Да ведь родители Еноха были евреи!
- Евреи? - переспросил Пейсу, вытаращив глаза и растопырив на коленях
свои здоровенные пальцы.
- И дедушка и бабушка тоже.
- Как! - воскликнул Пейсу. - Адам и Ева евреи были?
- А то как же?
У Пейсу отвалилась челюсть, с минуту он сидел неподвижно, уставившись
на Колена.
- Но ведь мы-то произошли от Адама и Евы?
- Ну да!
- Тогда, значит, и мы евреи?
- Конечно, - невозмутимо ответил Колен.

Робер Мерль - Мальвиль

:)

Jun. 27th, 2007 11:00 pm
skifa: (Galaxy)
- Енох, - вдруг заметил Пейсу, - это еврейское имя, - и добавил
авторитетным тоном человека, осведомленного в таких делах: - На военной
службе у меня был один дружок, его Енохом звали, еврей был.
- Что ж тут удивительного? - сказал Колен.
- Как что? - спросил Пейсу и, снова весь подавшись вперед, посмотрел
на Колена.
- Да ведь родители Еноха были евреи!
- Евреи? - переспросил Пейсу, вытаращив глаза и растопырив на коленях
свои здоровенные пальцы.
- И дедушка и бабушка тоже.
- Как! - воскликнул Пейсу. - Адам и Ева евреи были?
- А то как же?
У Пейсу отвалилась челюсть, с минуту он сидел неподвижно, уставившись
на Колена.
- Но ведь мы-то произошли от Адама и Евы?
- Ну да!
- Тогда, значит, и мы евреи?
- Конечно, - невозмутимо ответил Колен.

Робер Мерль - Мальвиль
skifa: (Galaxy)
Sonnet #18

Shall I compare thee to a Summer's day?
Thou art more lovely and more temperate:
Rough winds do shake the darling buds of May,
And Summer's lease hath all too short a date:
Sometime too hot the eye of heaven shines,
And oft' is his gold complexion dimm'd;
And every fair from fair sometime declines,
By chance or nature's changing course untrimm'd:
But thy eternal Summer shall not fade
Nor lose possession of that fair thou owest;
Nor shall Death brag thou wanderest in his shade,
When in eternal lines to time thou growest:

So long as men can breathe, or eyes can see,
So long lives this, and this gives life to thee.

William Shakespeare
skifa: (Galaxy)
Sonnet #18

Shall I compare thee to a Summer's day?
Thou art more lovely and more temperate:
Rough winds do shake the darling buds of May,
And Summer's lease hath all too short a date:
Sometime too hot the eye of heaven shines,
And oft' is his gold complexion dimm'd;
And every fair from fair sometime declines,
By chance or nature's changing course untrimm'd:
But thy eternal Summer shall not fade
Nor lose possession of that fair thou owest;
Nor shall Death brag thou wanderest in his shade,
When in eternal lines to time thou growest:

So long as men can breathe, or eyes can see,
So long lives this, and this gives life to thee.

William Shakespeare

Quote

Apr. 6th, 2007 11:44 pm
skifa: (Galaxy)
"После хороших фильмов мир вообще Бобби никогда не нравился. Некоторое время мир этот казался чьей-то нехорошей шуточкой — полным-полно людей с тусклыми глазами,мелочными планами и всякими изъянами на лицах".

Стивен Кинг - Сердца в Атлантиде

Quote

Apr. 6th, 2007 11:44 pm
skifa: (Galaxy)
"После хороших фильмов мир вообще Бобби никогда не нравился. Некоторое время мир этот казался чьей-то нехорошей шуточкой — полным-полно людей с тусклыми глазами,мелочными планами и всякими изъянами на лицах".

Стивен Кинг - Сердца в Атлантиде
skifa: (Default)
Divine Secrets of the Ya-Ya Sisterhood 
Rebecca Wells
skifa: (Default)
Divine Secrets of the Ya-Ya Sisterhood 
Rebecca Wells

One book

Mar. 25th, 2004 05:33 pm
skifa: (Default)
"...But as I meandered down past the least populated lanes of East Coast highway, I could not get the painful matter of the cross off my chest. Not the jewelry, the crucifixes that people wear for luck or tradition. But the splintered wood nailed together by men who did not consider the human suffering that would be laid upon its crossbeam. Pain. The kind that proper society would not consider polite dinner-table conversation. Pain as heavy as the world sinking into the man's chest until he became it - the cries of hungry, sick, angry, and hurting people needing an emergency bridge to God. Christ became the cries. The pain. The death. While He hung in vertical humiliation, He lifted His face to say my name as He swallowed my bitter pill, and said He was done so that I could cross over His lifeless body, clean. Pain. I finally got it. The necessity for suffering, so that from the pyre of misery, eyes would be lifted up to see God' Son and emulate in a smaller worm-sized way His price". Sandpebbles - Patricia Hickman

One book

Mar. 25th, 2004 05:33 pm
skifa: (Default)
"...But as I meandered down past the least populated lanes of East Coast highway, I could not get the painful matter of the cross off my chest. Not the jewelry, the crucifixes that people wear for luck or tradition. But the splintered wood nailed together by men who did not consider the human suffering that would be laid upon its crossbeam. Pain. The kind that proper society would not consider polite dinner-table conversation. Pain as heavy as the world sinking into the man's chest until he became it - the cries of hungry, sick, angry, and hurting people needing an emergency bridge to God. Christ became the cries. The pain. The death. While He hung in vertical humiliation, He lifted His face to say my name as He swallowed my bitter pill, and said He was done so that I could cross over His lifeless body, clean. Pain. I finally got it. The necessity for suffering, so that from the pyre of misery, eyes would be lifted up to see God' Son and emulate in a smaller worm-sized way His price". Sandpebbles - Patricia Hickman
skifa: (MN cherry)
"...Когда вам доведется увидеть, что
несколько продавщиц собрались в тесный кружок и позвякивают дутыми
браслетами в такт словно бы легкомысленной болтовне, не думайте, что они
обсуждают челку модницы Этель. Может быть, этому сборищу не хватает
спокойного достоинства мужского законодательного собрания, но по значению
оно не уступает первому совещанию Евы и ее старшей дочери о том, как
поставить Адама на место. Это - Женская Конференция Взаимопомощи и Обмена
Стратегическими Теориями Нападения на и Защиты от Мира, Который есть Сцена,
и от Зрителя-Мужчины, упорно Бросающего Букеты на Таковую."

О'Генри "Горящий светильник"
skifa: (Default)
"...Когда вам доведется увидеть, что
несколько продавщиц собрались в тесный кружок и позвякивают дутыми
браслетами в такт словно бы легкомысленной болтовне, не думайте, что они
обсуждают челку модницы Этель. Может быть, этому сборищу не хватает
спокойного достоинства мужского законодательного собрания, но по значению
оно не уступает первому совещанию Евы и ее старшей дочери о том, как
поставить Адама на место. Это - Женская Конференция Взаимопомощи и Обмена
Стратегическими Теориями Нападения на и Защиты от Мира, Который есть Сцена,
и от Зрителя-Мужчины, упорно Бросающего Букеты на Таковую."

О'Генри "Горящий светильник"
skifa: (Default)
Вчера еще в глаза глядел,
А нынче - все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел, -
Все жаворонки нынче - вороны!
Я глупая, а ты - умен,
Живой, а я остолбенелая.
О вопль женщин всех времен:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"
И слезы ей - вода, и кровь -
Вода, - в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха - Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.
Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая...
И стон стоит вдоль всей земли:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"
Вчера еще в глазах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал -
Жизнь выпала копейкой ржавою.
Детоубийцей на суду
Стою - немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"
Спрошу я стул, спрошу кровать:
"За что, за что терплю и бедствую?"
"Отцеловал - колесовать:
Другую целовать", ответствуют.
Жить приучил - в самом огне,
Сам бросил - в степь заледенелую!
Вот что ты, милый сделал мне.
Мой милый, что> тебе я сделала?
Все ведаю - не прекословь!
Вновь зрячая - уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.
Само - что дерево трясти! -
В срок яблоко спадает спелое...
- За все, за все меня прости,
Мой милый, что тебе я сделала!


Марина Цветаева. 1920.
skifa: (Default)
Вчера еще в глаза глядел,
А нынче - все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел, -
Все жаворонки нынче - вороны!
Я глупая, а ты - умен,
Живой, а я остолбенелая.
О вопль женщин всех времен:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"
И слезы ей - вода, и кровь -
Вода, - в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха - Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.
Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая...
И стон стоит вдоль всей земли:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"
Вчера еще в глазах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал -
Жизнь выпала копейкой ржавою.
Детоубийцей на суду
Стою - немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"
Спрошу я стул, спрошу кровать:
"За что, за что терплю и бедствую?"
"Отцеловал - колесовать:
Другую целовать", ответствуют.
Жить приучил - в самом огне,
Сам бросил - в степь заледенелую!
Вот что ты, милый сделал мне.
Мой милый, что> тебе я сделала?
Все ведаю - не прекословь!
Вновь зрячая - уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.
Само - что дерево трясти! -
В срок яблоко спадает спелое...
- За все, за все меня прости,
Мой милый, что тебе я сделала!


Марина Цветаева. 1920.
skifa: (Default)
Если кто-то звал кого-то свозь густую рожь
И кого-то обнял кто-то, что с него возьмешь?
И какая нам забота, если у межи
Целовался с кем-то кто вечером во ржи!..


Бернс
skifa: (Default)
Если кто-то звал кого-то свозь густую рожь
И кого-то обнял кто-то, что с него возьмешь?
И какая нам забота, если у межи
Целовался с кем-то кто вечером во ржи!..


Бернс
skifa: (MN cherry)
Рассказ про кота (не мой =)
Read more... )
skifa: (Default)
Рассказ про кота (не мой =)
Read more... )

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920 21222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 12:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios